December 4, 2016

 

 

Генетический анализ, проведенный на Западе, выявил принадлежность женщины из Абхазии к реликтовым гоминоидам.

 

Не совсем человек

 

Влиятельная британская газета The Times сообщила о результатах исследования, проведенного профессором Брайаном Сайксом из Оксфордского университета (Professor Bryan Sykes of the University of Oxford). Ученый проводил генетический анализ останков, полученных из Абхазии. И пришел к выводу, что они не совсем человеческие, а принадлежат некому подвиду, представители которого лишь наполовину люди. И вполне могут быть «снежными людьми». Или йети, как таких называют на Западе. Кроме того, генетически они отдаленно напоминают негров, обитавших в Африке более 100 тысяч лет назад.

 

Анализ ДНК женщины из Абхазии показал, что она «не человек»

 

Профессор Сайкс с образцами ДНК.

Анализ ДНК женщины из Абхазии показал, что она "не человек"

 

По словам Сайкса, речь идет о Зане — мохнатой двухметровой женщине, которая жила в Абхазии в позапрошлом веке. Легенда о ней ходят до сих пор. Так вот, профессор полагает, что Зана — существо отнюдь не мифическое, а вполне реальное — «снежная женщина».

 

— Результаты впечатляют, — говорит Игорь Бурцев, кандидат исторических наук, директор международного центра гоминологии — один из тех ученых, благодаря которым научному миру и стало известно о Зане. Он искал ее останки, но не нашел. Отыскал лишь могилу одного из сыновей Заны — Хвита. Образцы его черепа и были переданы западным ученым более 10 лет назад. В 2011 году Сайкс получил еще и образцы крови ныне живущих потомков Заны.

 

Иными словами, профессор Сайкс не проводил генетический анализ останков самой Заны. Тем не менее, сделал весьма интригующий вывод.

 

Игорь Бурцев с черепом Хвита — сына «снежной женщины».

Анализ ДНК женщины из Абхазии показал, что она "не человек"

 

Кавказская пленница

 

Потомки «снежной женщины» до сих пор проживают в селении Тхина Очамчирского района Абхазии — это в 78 километрах от Сухуми. Их предков — то есть «снежных людей» здесь называют очо-кочи — это по-мингрельски. И абнаую — это по-абхазски. Рассказывают, что когда-то их было полным-полно в горных лесах. Приходилось даже истреблять.

 

В 1962 году в эти глухие места забрел московский профессор Александр Машковцев. Наслушался потрясающих историй про диких обитателей гор. Пересказал их всемирно признанному криптозоологу Борису Поршневу. Тот копнул глубже и нашел людей, которые лично видели отловленного здесь «снежного человека». И даже общались с ним. То есть с ней — «снежной женщиной» по имени Зана. В то время очевидцам было уже далеко за сто лет. Но аксакалы все помнили.

 

Вот какая история открылась перед Борисом Поршневым. Дореволюционный предводитель Абхазии князь Д. М. Ачба со своей свитой охотился в лесах на горе Заадан. И в который раз увидел мохнатого гиганта. Приказал поймать его в конце концов. Что слуги и выполнили оригинальным образом. Один из них снял пропахшие потом штаны и оставил на видном месте. «Снежный человек» -абнаую- пришел на запах. И пока заинтересованно возился со штанами, выскочившие из засады охотники его повязали.

 

Абнаую оказался самкой двухметрового роста с непомерно огромными молочными железами. Все ее тело, особенно нижнюю часть, покрывала густая темно-бурая, как у медведя, шерсть длиной примерно с половину ладони. Там, где она потерлась, проглядывала темно-серая кожа. Как у перепуганного негра. Фигура была массивной, мускулистой, зад — крупный и высокий. А голень — почему-то тонкая. Ступни — огромные, широкие, с длинными пальцами, которые обладали способностью широко раздвигаться. Волосы росли и на лице, но редкие. Почти черная шевелюра спереди напоминала папаху с курчавыми завитками. Начиналась почти от бровей. А сзади гривой спускалась к спине. Глаза были красными. Нижняя часть лица выдавалась вперед — словно свиное рыло.

 

«Снежную бабищу», которую назвали Заной, Ачба подарил своему другу князю Челокуа — это все аксакалы припомнили. А тот отдал князю Эдже Генаба. Он и привез «кавказскую пленницу» в селение Тхина на реке Мокви — в свои владения. Здесь-то и началось самое интересное.

 

Ах, какая женщина! Двухметровая!

 

Как утверждают местные жители, за время проживания в селении Тхина Зана рожала не менее 5 раз. Значит, чем-то привлекала местных мужчин в сексуальном смысле. Но, похоже, и сама была не прочь. Ведь наивно полагать, что можно изнасиловать двухметровую атлетку. Больше всего она любила плавать в горной речке — купалась по несколько раз в день. И… выпивала. Князь научил, который и стал, если верить легендам, первым любовником Заны.

 

Зана — по воспоминаниям очевидцев.

Анализ ДНК женщины из Абхазии показал, что она "не человек"

 

Скорее всего, относительная чистоплотность абнаую, некоторая расслабленность от вина с одной стороны, а также недостаток в горах человеческих женщин — с другой, сыграли решающую роль в установлении межвидовых интимных контактов.

 

— Первый раз я приехал в Тхину в 1975 году, — рассказывает Игорь Бурцев, — с целью отыскать останки Заны. Но никто не знал точно, где она похоронена — старое кладбище почти было сровнено с землей. Зато мне показали могилу ее сына — Хвита, скончавшегося в 1954 году в возрасте 67 лет. И познакомили с его дочерью — Раисой Хвитовной, внучкой «снежной женщины». Она родилась в 1934 году. Работала почтальоном. «Бабушку в лесу нашли», — спокойно так говорила мне Раиса. У самой же — негроидные черты лица, чуть курчавые волосы и сероватая кожа.

 

«Снежная женщина», попавшая в кадр в 1967 году в Калифорнии. Абхазские очевидцы уверяли, что их Зана очень похожа на «американку».

Анализ ДНК женщины из Абхазии показал, что она "не человек"

 

Фамилия йети Сабекия

Первый малыш Заны — вроде как от князя — погиб сразу после рождения. Мамаша окунула его в ледяную воду. Младенец, который был не столь стойким к суровым испытаниям, не выдержал ритуала, очевидно, распространенного у абнаую. Следующих детей у Заны тут же отбирали, чтобы не простудила. В итоге, у нее выжили две дочери — Гомаза и Коджанир — и два сына — Джанда и Хвит. Но лишь последний остался в селении и жил на виду у народа. А куда делись его братья и сестры, неизвестно. Хвит был дважды женат. Последний раз — на русской женщине Марии. От этого брака и родилась Раиса.

 

— Мне посчастливилось беседовать с последним очевидцем, — рассказывает Игорь Бурцев. — Местный долгожитель Зеноб Чокуа хоронил Хвита. Застал в живых и его мать. В то время был мальчишкой, но хорошо помнит Зану. И Хвита, который тоже вымахал под два метра, но был не столь шерстист. Его «записал на себя» последний любовник Заны — пастух по фамилии Сабекия. Сам умер в 30-е годы — сразу после переписи населения. Однако перед смертью сказал и жене, и своим восьмерым детям, мол, был грех. И он настоящий отец младшего ребенка Заны.

 

Рая — внучка «снежной женщины»

Анализ ДНК женщины из Абхазии показал, что она "не человек"

 

Лишь спустя много лет Бурцеву удалось получить от местных властей и родственников разрешение на раскопки. Он организовал экспедицию, вскрыл могилу Хвита и привез его череп в Москву. По просьбе западных коллег передал образцы на исследование в США и Европу.

 

Сколько лет прожила Зана и от чего умерла, неизвестно — скончалась в промежутке между 1880 и 1890 годами. Но до последних дней она не менялась внешне. Не поседела, не потеряла ни одного из зубов — белых, больших и крепких, сохранила физическую силу.

 

А говорить так и не научилась. Могла отрывисто вскрикивать, мычать, рычать. Когда радовалась, издавала тонкий металлический смех. И никогда не улыбалась.

 

ВМЕСТО КОММЕНТАРИЯ

 

Полоумная негритянка?

 

Коротко историю Заны описал даже Фазиль Искандер в своем произведении «Стоянка человека». И устами его героя Виктора Максимовича Карташова изложил, по сути, свою версию происхождения «снежной женщины». Мол, была она крупной, но умственно отсталой местной жительницей, которая сбежала в горы и окончательно там одичала.

 

— А лично меня смущает, — говорю я Бурцеву, — темная кожа Заны. Может, она была еще и негритянкой?

— Я проверял эту версию, которую, кстати, отстаивали сухумские этнографы, — отвечает Игорь Дмитриевич. — Действительно, еще при Петре I в Абхазию из Петербурга завезли несколько десятков «арапов» — так тогда называли выходцев из Африки. Их потомки до сих пор живы. То есть негры для Абхазии не диковинка. И очевидцы в один голос утверждали: «Мы знаем негров — видели. Нет, Зана точно не была негритянкой, она была вся волосатая и дикая».

— Шерсть, конечно, ключевой момент в причислении Заны к «снежным людям», — продолжаю я. — И вот что пишет по этому поводу Искандер: «Но и тут не исключено, что старики, рассказывавшие ученым о Зане, могли пойти на хитрость. Заметив страстное желание ученых, чтобы Зана оказалась покрытой шерстью, как и положено снежному человеку, они могли заверить ученых, что Зана была покрыта отличной шерстью, не хуже хорошей овцы».

 

— Живых свидетелей, увы, не осталось, — отвечает Бурцев. — Могила Заны не найдена. Пока я верю в те легенды, которые сам слышал.

 

Что ж, наконец-то поступило подтверждение легенд. Пусть хотя британских ученых. С почином, как говорится.

 

 

Источник

Нет комментариев

Добавить комментарий