February 27, 2017

    Хиросима и Нагасаки после ядерных ударов. Тайное досье. Катастрофа — глазами советского разведчика.   В Москве в этом году, в возрасте 101 года скончался мужчина. Он был советским разведчиком, который прибыл в Хиросиму и Нагасаки практически сразу после ядерных ударов — раньше специалистов из США. До сих пор неизвестно, где находится его отчет, однако на закате лет бывший разведчик раскрыл его содержание.   Потерял дар речи, подумав: «какая-то фантастика»     Разведчик — это Михаил Иванов. В конце Второй мировой войны он работал в советском посольстве в Токио.   «Я не слышал, чтобы он плохо отзывался о японцах», — говорит живущий в Москве Алексей Кириченко (78), изучающий историю российско-японских взаимоотношений. Раньше он работал в отделе контрразведки КГБ и был ответственным по Японии. Алексей является автором книги «Малоизвестные моменты 200-летней истории российско-японских отношений».   Перед смертью Иванов рассказывал Кириченко о своей поездке в Хиросиму и Нагасаки после ядерной бомбардировки. Кириченко собрал эти записи воедино.   8 и 9 августа 1945 года американские войска сбросили атомные бомбы на Хиросиму и…

0

 

 

Хиросима и Нагасаки после ядерных ударов. Тайное досье. Катастрофа — глазами советского разведчика.

 

В Москве в этом году, в возрасте 101 года скончался мужчина. Он был советским разведчиком, который прибыл в Хиросиму и Нагасаки практически сразу после ядерных ударов — раньше специалистов из США. До сих пор неизвестно, где находится его отчет, однако на закате лет бывший разведчик раскрыл его содержание.

 

Потерял дар речи, подумав: «какая-то фантастика»

 

Хиросима и Нагасаки

 

Разведчик — это Михаил Иванов. В конце Второй мировой войны он работал в советском посольстве в Токио.

 

«Я не слышал, чтобы он плохо отзывался о японцах», — говорит живущий в Москве Алексей Кириченко (78), изучающий историю российско-японских взаимоотношений. Раньше он работал в отделе контрразведки КГБ и был ответственным по Японии. Алексей является автором книги «Малоизвестные моменты 200-летней истории российско-японских отношений».

 

Перед смертью Иванов рассказывал Кириченко о своей поездке в Хиросиму и Нагасаки после ядерной бомбардировки. Кириченко собрал эти записи воедино.

 

8 и 9 августа 1945 года американские войска сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. СССР, объявивший войну Японии 8 августа, не обладал ядерным оружием, поэтому ему было необходимо как можно скорее выяснить его мощь.

Иванов и его коллега Герман Сергеев получили приказ от командования и 16 августа отправились в Хиросиму. На следующий день они посетили Нагасаки. Они оказались на месте раньше американских специалистов, которые должны были провести осмотр 20 августа.

 

Хиросима и Нагасаки

 

Иванов и Сергеев приехали в Хиросиму на поезде. Они лишились дара речи, увидев фантастический пейзаж. Нанесенный ущерб превзошел все их ожидания. Представители японских властей убеждали их воздержаться от осмотра, сообщив, что там распространяется страшная болезнь.

 

Определение места взрыва и замер глубины воронки

 

Главной задачей советских шпионов являлся сбор данных для определения мощности ядерного заряда. Однако в эпицентре взрыва в радиусе одного километра они увидели лишь ровное пустое место. Как будто по нему проехался огромный каток. Запах оплавленных камней странного цвета вызывал тошноту. Эти камни Иванов и Сергеев собрали в чемодан, не подозревая о радиации.

 

В Нагасаки они нашли предупреждающие листовки, которые разбросал американский разведывательный самолет перед бомбардировкой. Выжившие люди строили себе там убежища из обломков. Доносились стоны, крики, стоял запах разлагающихся тел… Они решили переночевать на полу здания мэрии, но заснуть не смогли.

 

Хиросима и Нагасаки

 

Иванов и Сергеев получили радиационное облучение. По японским законам, которые появились после войны, они считались бы жертвами ядерной бомбардировки. Сергеев вскоре умер. Но Иванов выжил.

 

Ноябрь 2007 года. Иванов, которому исполнилось 95 лет, сказал Кириченко, что отчет, фотографии и предметы с места взрыва он передал командованию. Но до сих пор неизвестно, где находится его отчет.

 

Виски определил, кому жить, а кому умереть?

 

Почему Иванов выжил, а Сергеев умер? По дороге из Токио в Хиросиму Иванов выпил бутылку виски Suntory. Сергеев не пил.

Впоследствии в СССР сотрудники ядерных объектов были обязаны принимать алкоголь в небольших количествах. На атомных подводных лодках положенные 100 грамм называли «стаканом Иванова».

 

НИИ радиационной медицины опубликовал результаты исследования, в соответствии с которыми пиво способно защитить от радиации. Однако эти результаты не являются научной теорией.

 

Источник

 

 

Нет комментариев

Добавить комментарий