December 8, 2016

 

 

Сейчас выходит так, что по словам европейских лидеров, практически вся Европа усиленно сражалась с гитлеровской Германией. Куда ни плюнь, одни антифашисты. Даже те страны, которые вплоть до последнего года войны  усиленно поставляли бойцов в вермахт и СС, почему-то сегодня числятся в «больших борцах» с Гитлером. А как было на самом деле? Давайте посмотрим..

 

Как Европа с Гитлером боролась.

 

Как Европа с Гитлером боролась

 

Вторгшись в СССР, Адольф Гитлер неоднократно заявлял, что ведет эту войну в качестве не только рейхсканцлера Германии и фюрера немецкого народа, но и как вождь объединенной Европы, сплотившейся вокруг него против «русских варваров». Тогда наши пропагандисты ответили на это целым потоком гневных статей и язвительных фельетонов, среди которых наиболее известно эссе Эренбурга «Строптивая Европа» и стихотворение Маршака, начинающееся строчками:

Кличет Гитлер Риббентропа,
Кличет Геббельса к себе:
«Я хочу, чтоб вся Европа
Поддержала нас в борьбе»

И Эренбург, и Маршак, и десятки менее известных бойцов идеологического фронта утверждали, что бесноватый фюрер, как всегда, врет, и народы вышеупомянутой Европы, наоборот, стонут под гитлеровским игом, а к Советскому Союзу питают самые нежные чувства.

 
Естественно, в дни смертельной схватки, когда решался вопрос: кто кого, писать что-либо другое было невозможно. Однако, если сравнить хотя бы потери некоторых «невинных жертв гитлеровской агрессии» в боях против Германии и СССР, вопрос об их невинности становится совсем не столь очевидным.

 

Возьмем, к примеру, Данию и Норвегию.

Как Европа с Гитлером боролась

 

Когда немцы вторглись в эти страны, абсолютное большинство норвежских и практически все датские воинские части не оказали им никакого сопротивления, спокойно дав себя разоружить, а всего за годы войны и оккупации потери вооруженных сил и подпольщиков здесь составили чуть больше 2 тысяч человек. В то же время только на одном кладбище под Ленинградом похоронены 900 из 14 тысяч скандинавских добровольцев, воевавших на Восточном фронте. А всего их погибло в несколько раз больше, ведь последняя воинская часть, укомплектованная норвежцами и датчанами, дивизия «Норланд», была разгромлена Красной Армией уже под Берлином.

 

Впечатляют ответы руководителей датского и норвежского подполья на попытки британских спецслужб наладить с ними сотрудничество.

 

Господа подпольщики неоднократно и настоятельно требовали у Англии… прекратить поставлять им оружие, потому что отдельные горячие головы могут сдуру им воспользоваться, и тогда немцы обозлятся и кого-нибудь посадят. Еще англичан настоятельно просили не призывать к саботажу выполнения заказов для Германии (опять же во избежание репрессий). И не бомбить военные заводы, поскольку трудившиеся там на фюрера добропорядочные граждане могут ненароком пострадать…

 

Сравнивать такое «сопротивление» с тем, что происходило на оккупированных территориях СССР или в Югославии, просто неприлично.

 

Недаром, когда мать моего приятеля в прошлом году ездила в Данию и спросила там одну бабулю о страданиях в годы войны, та ей на полном серьезе ответила: «Тяжелее всего, что нигде было не достать хорошего кофе!»

 
Та же картина наблюдалась и в других странах Западной Европы. В частности, Бельгия, Голландия и Люксембург, по разным источникам, отправили на советско-германский фронт от 90 до 110 тысяч солдат, Франция — от 140 до 180 тысяч, а формально нейтральные Испания, Швеция и Швейцария — свыше 50 тысяч добровольцев.

 

Как Европа с Гитлером боролась

 

В общем, сравнивая количество граждан этих стран, погибших на той и другой стороне, поневоле приходишь к удручающим выводам. Что можно сказать о французах, которых с июля 1940-го по май 1945-го на стороне антигитлеровской коалиции погибло 45 тысяч, а по другую сторону фронта как минимум 80 тысяч?

 

Французский батальон СС из дивизии «Карл Великий» защищал рейхстаг, когда сами немцы оттуда уже удрали.

 

Первоначально западноевропейские государства отправили на Восточный фронт 6 легионов СС (датский, норвежский, французский, два бельгийских и голландский), впоследствии развернутых в 6 дивизий (датско-норвежскую, французскую, две бельгийских и две голландских). Один из полков отличившейся в Северной Африке 90-я легкопехотной дивизии корпуса Роммеля был укомплектован, главным образом, солдатами французского иностранного легиона. А сотни тысяч жителей Эльзаса, Лотарингии и Люксембурга и, естественно, проживающие во всех странах Европы немцы, служили в частях вермахта на общих основаниях, как правило, не образуя отдельных частей. Одна, якобы, силой захваченная в 1938 году Австрия дала вермахту 26 дивизий, включая отборные части горных стрелков, доставившие нам столько хлопот в Заполярье и на Кавказе.

 
Не стоит забывать, что значительная часть французской армии после капитуляции 25 июня 1940 года не была ни разоружена немцами, ни присоединена к вермахту, но под собственными знаменами достаточно активно участвовала в боевых действиях против англо-американских войск, собственных партизан и отрядов генерала де Голля. Проходившие в 1940-42 гг. на территории Алжира, Марокко, Экваториальной Африки, Сирии, Ливии, Ливана, Мадагаскара и Гибралтара эти бои, конечно, нельзя сравнивать со Сталинградской битвой, но для западного театра военных действий они были вполне серьезными и обошлись обеим сторонам в десятки тысяч убитых и раненых. Именно в тех местах против англичан и американцев действовали основные силы французского флота, включавшие 6 линкоров, 4 крейсера, 1 авиатранспорт гидросамолетов, 20 эсминцев и 9 подводных лодок. Большая часть их была потоплена или захвачена, однако и союзники потеряли три боевых корабля и несколько десятков самолетов, не считая поврежденных.

 

Кроме собственно вооруженных сил, на стороне Германии оказалось и абсолютное большинство западноевропейских полицейских служб.

 

Как Европа с Гитлером боролась

 

Например, в Дании немцам помогали более 10 тысяч полицейских и жандармов, в Голландии лишь одна из трех полиций насчитывала 19 тысяч человек, а во Франции в составе только гестапо и добровольческой милиции служило свыше 60 тысяч человек!

 
«Но ведь были же и подпольщики, и партизаны?» — задаст вопрос какой-нибудь въедливый читатель. Конечно, но — «Сколько?» До недавнего времени цифры ходили совершенно фантастические. Например, французские коммунисты клялись, что потеряли в боях с оккупантами 70 тысяч лучших партайгеноссе, при том, что всего в движении Сопротивления за четыре года оккупации в стране погибло 20 тысяч подпольщиков и партизан. Не иначе, как камрады не удержались и лишний нолик приписали!

 
Справедливости ради стоит отметить, что среди всех участников движения Сопротивления коммунисты, наряду с советскими военнопленными и антигитлеровски настроенными эмигрантами, действительно составляли самую многочисленную и боевую часть. Но это соответствует истине только в период после нападения немцев и их союзников на СССР. До 22 июня 1941 года все западноевропейские компартии были вполне лояльны к немцам и в своих издающихся с молчаливого согласия гестапо газетах обличали, в основном, англичан, а трудящихся призывали не участвовать в империалистической войне. То есть, не бороться против Гитлера. Естественно, фюрера это более чем устраивало, и, не полезь он на нас, глядишь, товарищи марксисты-ленинцы и выхлопотали бы себе толику теплых местечек при оккупационной администрации.

 

Недаром французские коммунисты долго клянчили у немцев восстановление в правах своих депутатов, изгнанных из муниципалитетов после запрета властями компартии, а ее будущий вождь Жорж Марше старательно вкалывал на немецких военных заводах!

 
О прочих политических организациях и говорить нечего, настолько вяло они себя вели. Когда историки попытались провести социологический анализ участников Сопротивления, выяснилось, что только в одном партизанском отряде в департаменте Верхняя Савойя из 40 бойцов оказалось 11 коммунистов и им сочувствующих и 7 югославских эмигрантов, а 35 наиболее боевых партизанских отрядов состояли почти исключительно из советских военнопленных!

 

Подавляющее же большинство участников Движения Сопротивления, не относящихся к коммунистам, эмигрантам, пленным красноармейцам и угнанным из СССР на работы только числилось подпольщиками, а на самом деле ждали у моря погоды или даже активно работали на немцев. В Норвегии из 50 с лишним тысяч, числящихся в подпольных вооруженных формированиях, изрядная часть одновременно служила в полиции, помогая гестапо ловить своих же товарищей, а подавляющее большинство прочих попросту просиживало штаны, пока не настал День Победы и немцы не капитулировали без всякого их участия.

 

Особо велика была роль «жертв оккупации» и «нейтральных стран» в военном производстве III Рейха.

 

Как Европа с Гитлером боролась

 

Из примерно 53 тысяч танков и самоходных орудий, использованных немцами в годы войны, свыше 8 тысяч было построено на чешских и французских заводах. Вовсю производились на предприятиях оккупированных стран и самолеты, и орудия, и боеприпасы. Например, Ленинград во время блокады, наряду с крупповскими орудиями, обстреливали сверхтяжелые гаубицы французского концерна «Ле Крезо» и чешской «Шкоды».

 

Чешские патроны для вермахта отличались столь высоким качеством, что, когда в 1999 году большую их партию попытались контрабандой толкнуть косовским боевикам, на проведенных петербургскими таможенниками контрольных стрельбах не случилось ни одной осечки! Еще более значительна роль европейских стран в решении транспортных проблем германской армии. От одной Франции немцы получили в 1940 году 5 тысяч паровозов и 250 тысяч вагонов.

 

Солдаты 92 гитлеровских дивизий из 153 развернутых на советской границе шестьдесят лет назад, готовились въезжать к нам на французских автомобилях, а в 1943 году каждый шестой поставленный в вермахт грузовик был построен на заводах оккупированных территорий.

 
Немало помогали фюреру и нейтралы. Почти каждый третий снаряд был сделан из стали, выплавленной из шведской руды, а едва ли не весь необходимый вольфрам поступал из Португалии. Кроме того, земляки Карлсона, который живет на крыше, до 1944 года исправно предоставляли свою территорию для немецких военных перевозок, а союзных Гитлеру финнов в изобилии снабжали всем необходимым вооружением, включая истребители и самоходных зенитные установки. Про всякие мелочи, типа предоставления разведданных и заправки немецких подводных лодок на испанских военно-морских базах, и говорить нечего.

 

Что же касается якобы отказа генерала Франко официально вступить в войну на стороне рейха, то на самом деле каудильо был как раз очень даже не против, но, чтобы привести допотопную испанскую армию в сколь-нибудь боеспособное состояние, требовались такие ресурсы, что Гитлер, посмотрев на составленный Франко список, решил потратить запрошенное на что-нибудь более полезное.

 
Тем более, что как нейтральная страна, Испания во многих отношениях ему была даже выгоднее. Ведь иначе фюреру было бы куда сложнее получить кровно необходимую ему нефть американской компании «Стандарт Ойл». Эта милейшая корпорация почти всю войну, в которой, если помните, Штаты воевали против Германии, исправно поставляла Испании «черное золото», прекрасно зная, что та перепродаст его Берлину. И парализованный дедушка Рузвельт про то знал, но не вмешивался. Война войной, а бизнес бизнесом. Вот так помогала Адольфу Алоизовичу вся «нейтральная» и «оккупированная» континентальная Европа, и отчасти даже Америка.

 

И все это без учета союзников, так сказать, официальных, то есть, Италии, Венгрии, Румынии, Финляндии, Болгарии, Словакии и Хорватии.

 

Как Европа с Гитлером боролась

 

Здесь уже количество участвовавших в боевых действиях военнослужащих идет на миллионы, особенно если не забывать, что тогда Италии принадлежали Албания и Косово, в состав Хорватии входила Босния, а в состав Болгарии — Македония.

 
Что в итоге? Польша? Отчасти да, но стоит вспомнить, что и тут в немецкой армии сражалось свыше 100 тысяч граждан, имевших на 1 сентября 1939 года польский паспорт. Не говоря уже о подчиняющейся эмигрантскому правительству в Лондоне Армии Крайовой, воевавшей против Красной Армии ничуть не менее, если не более активно, чем против Германии? Не считая уже упоминавшихся добровольцев в СС и разведданных, роль швейцарских банков в финансовых операциях рейха до сих пор окончательно не выяснена, но то, что она была огромна, сомнений нет ни у кого.

 

Вот и получается, что, как ни крути, а подавляющее большинство европейских граждан сотрудничало с немцами, руководствуясь кто идейными, а кто чисто шкурными соображениями (особенно в смысле поживиться на богатых российских просторах).

 

А фюрер, соответственно, на самом деле возглавлял крестовый поход против России.

 

В полном соответствии с планами своих предшественников в 1240-45 гг. (Ливонский орден с прибалтами, Швеция с Финляндией, Венгрия, Польша и стоящий за ними Папа Римский), 1812 г. (Наполеон во главе почти всей Европы) и 1918-20 гг. (та же Европа с примкнувшими американцами и японцами). В этом смысле НАТО и Евросоюз — вполне законные и достойные последователи бесноватого фюрера. По крайней мере, расчленение Югославии и бомбежки ее православных республик (единственных, кстати, практически не участвовавших в многочисленных западных интервенциях в Россию), и разграбление нашей страны под видом бизнеса, и поддержка чеченских бандитов полностью соответствуют идеям Адольфа Алоизовича.

 

Отсюда и ужасные потери Советского Союза в этой войне, согласитесь, сложно воевать против всего мира, особенно, когда твои союзники продолжают торговлю с врагом.

 

Вот вам еще, напоследок, угадайте, что это за «малыш» на фотографии?

 

Как Европа с Гитлером боролась

 

 

    Сейчас выходит так, что по словам европейских лидеров, практически вся Европа усиленно сражалась с гитлеровской Германией. Куда ни плюнь, одни антифашисты. Даже те страны, которые вплоть до последнего года войны  усиленно поставляли бойцов в вермахт и СС, почему-то сегодня числятся в «больших борцах» с Гитлером. А как было на самом деле? Давайте посмотрим..   Как Европа с Гитлером боролась.     Вторгшись в СССР, Адольф Гитлер неоднократно заявлял, что ведет эту войну в качестве не только рейхсканцлера Германии и фюрера немецкого народа, но и как вождь объединенной Европы, сплотившейся вокруг него против «русских варваров». Тогда наши пропагандисты ответили на это целым потоком гневных статей и язвительных фельетонов, среди которых наиболее известно эссе Эренбурга «Строптивая Европа» и стихотворение Маршака, начинающееся строчками: Кличет Гитлер Риббентропа, Кличет Геббельса к себе: «Я хочу, чтоб вся Европа Поддержала нас в борьбе» И Эренбург, и Маршак, и десятки менее известных бойцов идеологического фронта утверждали, что бесноватый фюрер, как всегда, врет, и народы вышеупомянутой Европы, наоборот, стонут под гитлеровским игом, а к Советскому Союзу питают…

5

Один комментарий

  • Ответить
    Руслан
    11.05.2015

    В годы Великой Отечественной войны из-за рук вражеских фашистов пострадали и погибли многие группы населений.

    Холокост – это большая трагедия для еврейской нации, уничтожались совсем неповинные люди: малолетние дети, старики. А все из-за того, что они другой национальности. Людей нельзя делить ни по цвету кожи, ни по вере в религии, ведь у всего населения земного шара есть свои права на полноценную жизнь и свободу.

    Во время войны фашистский режим был нацелен против еврейского народа, многие люди боялись за себя и свои семьи, отворачивались и молчали, другие поддерживали нацистов, но были и такие, кто жалел и помогал евреям.

    Когда я сказал маме, что мне нужно написать статью о холокосте, она рассказала мне одну историю, которую помнит с детства, ей об этом поведала ее бабушка.

    Мамина бабушка была совсем молоденькой, когда началась Великая война, жила они на Украине в городе Коростышеве. Вражеская Германия в первый же день войны напала на их город и совершала там бесчеловечные злодеяния. В украинском городке, есть такое место, большой ров, называется оно Бабий яр. Со всего города в этот ров фашисты сгоняли евреев: стариков, женщин с грудными детьми, подростков и мужчин. Немцы рыскали, как шакалы, по улицам города и собирали их всех в кучу. Многие люди выдавали евреев, а многие скрывали и прятали у себя, за это фашисты на месте их расстреливали. Бабушка моей мамы жила по соседству с еврейской семьей, они дружили. Когда немцы ворвались в их дом, бабушка тоже там была, единственное, что она успела сделать, это убежать, прихватив с собой соседского еврейского младенца. Она спасла ребенку жизнь.

    В дальнейшем бабушка попала на принужденные работы в Германию, ее муж, дедушка был в концлагере. В настоящее время их уже нет в живых, умерли более 10 лет назад.

    В детстве моя мама часто спрашивала свою бабушку Соню: «А не было ли тебе страшно, вдруг бы кто то выдал тебя фашистам?» На что бабушка отвечала: «Нет, я просто на тот момент не думала об этом, нужно было спасти ребенка!»

    Я считаю, что о холокосте нужно помнить и никогда не забывать, ведь знать об этом – это значит делать все, чтобы такое больше не повторилось.

    В тихом украинском городке, в центральном парке до сих пор есть это страшное место – Бабий яр, ров усыпан весь растущими цветами, их никто не сажает, они растут сами, тем самым поминая и оплакивая совсем неповинных людей…

    Самодуров Руслан Сергеевич г. Тамбов

Добавить комментарий