February 27, 2017

    Сына Олега схватили в родном селе Старобешево, три часа пытали, а потом привязали к БТР и «закатали» до смерти. Парню было 23 года, он не состоял в ополчении, не брал в руки оружия и не прятался.   Кровная месть. История отца из Новороссии.   Наверняка поддерживал отца, но если бы знал, что мальчикам из Азова доказательства вины не нужны, то уехал бы, а не сидел дома. Отца Олега избивали, сломали ребра, пробили легкое, отбили почку, били по голове. Деду за 70, он жив, видимо, кто-то пощадил старика, выбросив из машины на полном ходу. В Старобешево были казнены все, кого заподозрили в сочувствии ДНР, а на похоронах сына Олега, стояли автоматчики и видеооператор.   Это называется карать: мучить, убивать гражданское население, без следствия, суда и других европейских ценностей.   Мальчиков из Азова — людьми называть ни в коем случае нельзя, и каждый из них должен ответить за свои преступления перед быстрым и справедливым судом. Если, конечно, до них раньше не доберется Олег — не специалист в юридических науках. Не…

0

 

 

Сына Олега схватили в родном селе Старобешево, три часа пытали, а потом привязали к БТР и «закатали» до смерти. Парню было 23 года, он не состоял в ополчении, не брал в руки оружия и не прятался.

 

Кровная месть. История отца из Новороссии.

 

История отца из Новороссии
Наверняка поддерживал отца, но если бы знал, что мальчикам из Азова доказательства вины не нужны, то уехал бы, а не сидел дома. Отца Олега избивали, сломали ребра, пробили легкое, отбили почку, били по голове. Деду за 70, он жив, видимо, кто-то пощадил старика, выбросив из машины на полном ходу. В Старобешево были казнены все, кого заподозрили в сочувствии ДНР, а на похоронах сына Олега, стояли автоматчики и видеооператор.

 

Это называется карать: мучить, убивать гражданское население, без следствия, суда и других европейских ценностей.

 
Мальчиков из Азова — людьми называть ни в коем случае нельзя, и каждый из них должен ответить за свои преступления перед быстрым и справедливым судом. Если, конечно, до них раньше не доберется Олег — не специалист в юридических науках. Не зря на его автомате написано: Новороссия. За сына.

 
До войны у Олега была успешная строительная фирма, которой сейчас управляют его родственники. На таких, как он — земля держится — настоящий кулак. Крепкий, правильный, семейный, отец, муж и сын — полная противоположность Олегу Ляшко, фронтмену батальона Азов.

 
В Новороссии появилась настоящая кровная месть. Не совсем такая, как на Кавказе, намного беспредельнее и злее. В горах большинство конфликтов решается мирно и месть всегда адресная, т.е. направлена на конкретного человека или его семью. На Донбассе все иначе, адресом стал целый народ — свидомиты.

 
Шла женщина в магазин, попала под обстрел, погибла, а ее сын клянется убить десять свидомых мальчиков, за маму, и уходит в ополчение. Таких историй много, и мстить будут даже после окончания войны. Поэтому «бывшим» карателям и их семьям, спокойной жизни не будет. Слишком много зла они совершили.

 
Олег — военный комендант Старобешево, как и водится на Руси, гражданские лидеры, в смутное время становятся военными вождями. Именно поэтому его искали и хотели убить, но не получилось и казнили его сына, от бессилия и страха.

 

Резвый, так его прозвали, он мстит и будет мстить, но, в отличие от многих других — адресно.

 
Некоторое время назад, был у них пленный, который захотел остаться в Старобешево и вывезти с оккупированных территорий кого-то из близких. Его даже показали по нашему телевидению, с таким смыслом, что вот посмотрите, парень все понял. Киев сразу же вышел на связь и прислал знаменитого генерала Рубана, специалиста по переговорам и обмену пленными. Натренированный специальными специалистами генерал уговорил парня съездить в Днепропетровск, забрать своих. И пообещал свободную дорогу обратно. Давал слово украинского офицера и убедительно смотрел в глаза. Через какое-то время специальный генерал сообщил, что пацан в госпитале, отдыхает. А сам пропал. Как маленький мальчик перестал отвечать на звонки и уехал в командировку на Мадагаскар. Слово украинского офицера оказалось пустым звуком, а пленного, скорее всего, запугали и закололи успокоительными. Поэтому не верьте генералу Рубану, у него язык такой же, как и у Ляшка. Рабочий, но не по-мужски.

 

Удивительно, но Резвый переживает за того парня и чем-то его слова о пленном — похожи на рассказ об убитом сыне. Человек, полный ненависти и желания мстить, понимает разницу, между призывником и карателем.

 

Дай Бог сил Резвому, они ему нужны, чтобы победить, отомстить и жить дальше.

 

История отца из Новороссии

 

Текст и фото Игорь Старков

 

 

Нет комментариев

Добавить комментарий