December 7, 2016

 

 

Приказ о выходе в море был получен неожиданно. Предстоял большой ответственный поход. Перед подводной лодкой «Щ-311» была поставлена задача форсировать минные заграждения у входа в Ботнический залив, проникнуть в этот залив и не допустить прохода вражеских транспортов в один из финских портов. Утром разыгрался шторм. Он усиливался с каждым часом, будто стремился наказать смельчаков, которые в такую пору вышли в море. Казалось, что свинцовые тучи задевают за гребни волн. Подводная лодка уходила все дальше и дальше от своих берегов, уходила туда, где бесновался колючий, как иглы ветер и, сталкиваясь, оглушительно гремели волны. Они с большой силой ударяли в ходовую рубку. Люди на мостике насквозь промокли. Командир лодки капитан-лейтенант Вершинин приказал вахтенным одеться потеплее, а поверх одежды натянуть непромокаемые костюмы.

 

Среди льдов и штормов. Подводная лодка «Щ-311»

 

Подводная лодка «Щ-311»

 
Один из ударов волн разбил иллюминаторы ограждения рубки. Осколки стекол повредили кожу на затылке вахтенного краснофлотца Буланова и поранили лицо командира лодки. Это были первые жертвы слепой стихии. Вскоре случилось новое происшествие: оборвало антенну. Это уже чрезвычайное событие. Лодка ни на одну минуту не должна терять радиосвязь с базой.

 
Старшина группы радистов Писанов вместе с краснофлотцем Григорьевым быстро восстановили антенну, хотя все время рисковали очутиться в бурлящей, как в котле, воде. К ночи ветер стал стихать. Удары волн прекратились. На поверхности воды гуляли ленивые холмики зыби. Зато усилился мороз. Вся подводная лодка — от носа и до кормы — обмерзла толстым слоем льда. Было похоже на то, что ее покрыли толстым мохнатым покрывалом. Командир лодки приказал держаться ближе к берегу, хотя здесь были укрепления противника, его базы.

 

Подводная лодка «Щ-311»

 
Когда наступил рассвет, по всем отсекам пронесся сиплый пронизывающий звук ревуна. Это был сигнал к погружению. Почти одновременно с ним над головой послышался шум воды, ворвавшейся в открытые кингстоны балластных цистерн. С шуршанием поползла вверх труба перископа. Вскоре был обнаружен фарватер, по которому проходили вражеские корабли в Ботнический залив. В перископ виднелся финский сторожевой корабль, идущий встречным курсом. Командир лодки решил избежать с ним встречи. Впереди более важные дела: форсирование минных заграждений и плавание в тех местах, где советским подводным лодкам никогда еще не приходилось плавать, а главное — уничтожение крупных транспортов и кораблей противника.

 

Подводная лодка «Щ-311»

 
Штурман Кошелев, как никогда сосредоточенный, «мудрит» над прокладкой, изредка обмениваясь с командиром лодки короткими фразами. Их обоих волнует неизвестность будущего пути, опасная перспектива плавать на ощупь при потушенных береговых огнях и убранных навигационных знаках. Подводные препятствия все ближе и ближе. Лодка уходит на глубину. Вдруг она, коснувшись грунта, сильно вздрогнула. Послышался визгливый звук от трения металла обо что-то твердое. Звук с каждой минутой усиливался. Подводникам казалось, будто гигантская лапа какого-то чудовища шарила по стальному корпусу лодки, скребла по нему острыми когтями. Неужели это минреп? Если бы это был он, лодка давно бы подтянула мину к себе. Нет, по-видимому, терлась о какую-то подводную скалу. Наконец, подводные препятствия пройдены, подводная лодка благополучно достигла назначенной позиции у финского порта.

 
Весь следующий день она ходила на перископной глубине. В полночь, когда лодка всплыла, заметили дым на горизонте. Первым его увидел корабельный артиллерист лейтенант Силин. Подводная лодка пошла на сближение с противником. Вскоре в темноте, подводники увидели транспорт, шедший без охраны.

 

Командир лодки решил потопить его из орудия. Артиллерийский расчет был уже наготове. Выбрали наиболее удобный для обстрела курсовой угол. Огонь!

 

Первые выстрелы потрясли воздух. Стрельба шла с дистанции около десяти кабельтовых. Судно повернуло в сторону берега, прибавило ходу. Оно стремилось уйти под защиту береговых батарей. Несколько выстрелов, и пламя пожара охватило все судно. Через некоторое время оно сильно накренилось и затонуло.

 
Подводники стали искать новых встреч. Мороз крепчал. Корпус лодки превратился уже в бесформенную ледяную глыбу. В темноте было видно, как у орудия возится человек. Это комендор Мищенко «нянчится» со своим детищем. Он расхаживает поворотные механизмы, разбирает и смазывает трущиеся части и стреляющее приспособление, отбивает лед ручником. А если не помогает ручник, Мищенко льет кипяток, отогревая им обледеневшие механизмы. Он знает, что при таком морозе орудие может превратиться в обледенелый кусок металла. А оно в любую минуту должно быть «на-товсь». Рабочее место Мищенко — барбет, покрытый толстой коркой льда. При крене лодки можно очутиться и за бортом. Товарищи привязывают Мищенко к рубке, чтобы его не унесло водой. Мищенко готов на все лишения, лишь бы безотказно стреляло орудие. И оно всегда было готово к действию.

 

В 3 часа снова раздался пронзительный сигнал боевой тревоги. Это вахтенный сигнальщик Демин обнаружил новый корабль противника.

 

Уклоняясь от торпеды, финский транспорт, развернувшись, подставил корму и стал набирать скорость. Медлить нельзя, иначе враг уйдет. Лейтенант Силин уже произвел необходимые расчеты, а наводчик Петров «поймал» транспорт на перекрестие нитей прицельного прибора. Звуки первых выстрелов прорезали морозный воздух. Снаряды догнали вражеское судно у входа в фарватер. Артиллерийский расчет ведет беглый огонь. Четко и быстро действует пост подачи снарядов.

 

Подводная лодка «Щ-311»

 
В разгаре боя командир лодки слышит голос штурмана Кошелева: «Надо изменить боевой курс, нам грозит авария!» Командир дает команду «Лево на борт!» Подводная лодка, послушная движениям рулевого боцмана Филина, резко разворачивается и вовремя обходит выросшую перед нею подводную скалу. Как удивительно точны расчеты штурмана Кошелева! Сколько раз они спасали подводный корабль от неминуемой аварии! Подводная лодка снова ложится на боевой курс. Опять несколько удачных попаданий в транспорт. Вражеский транспорт с полного хода выбрасывается на риф.

 

Светает. Береговые батареи противника могут открыть по подводной лодке огонь. Но надо окончательно добить транспорт.

 
«Приготовить торпедные аппараты к бою!» — командует капитан-лейтенант Вершинин. Старшина группы торпедистов Петров быстро докладывает: «Носовой аппарат готов!» Темная громада транспорта входит в поле прицельной рамки, сближаясь с нитью визира на прицеле.

 

«Носовой аппарат, пли!» Мощный взрыв. Торпеда достигла цели. Корма транспорта постепенно наклоняется, скрываясь в воде. Подводная лодка продолжает нести дозор.

 
К рассвету погода ухудшилась. На подводную лодку набегали огромные волны. Чтобы не быть смытыми, вахтенным офицерам и матросам приходилось привязывать себя к поручням мостика. Командир подводной лодки приказал погрузиться на глубину 20-м. Но и здесь подводный корабль сильно болтает, люди едва удерживаются на ногах.

 

Несколько дней провела в трудном дозоре подводная лодка «Щ-311». Ее действия нагнали страх на белофиннов. Движение кораблей по заливу почти прекратилось. Капитан-лейтенант Вершинин был доволен результатами похода. Два потопленных транспорта — это хороший боевой счет. Экипаж подводной лодки «Щ-311» возвращался в свою базу с радостным чувством выполненного долга перед Родиной.

 

Подводная лодка «Щ-311»

 

Впереди были новые испытания, новые походы и новые боевые трудности. Никто из экипажа тогда еще не знал, что в 1942 году, от двух бомб, сброшенных с вражеского самолета, всем 40-подводникам экипажа — предстоит героически погибнуть..

 

Подводная лодка «Щ-311»

Подводная лодка «Щ-311»

 

 

    Приказ о выходе в море был получен неожиданно. Предстоял большой ответственный поход. Перед подводной лодкой «Щ-311» была поставлена задача форсировать минные заграждения у входа в Ботнический залив, проникнуть в этот залив и не допустить прохода вражеских транспортов в один из финских портов. Утром разыгрался шторм. Он усиливался с каждым часом, будто стремился наказать смельчаков, которые в такую пору вышли в море. Казалось, что свинцовые тучи задевают за гребни волн. Подводная лодка уходила все дальше и дальше от своих берегов, уходила туда, где бесновался колючий, как иглы ветер и, сталкиваясь, оглушительно гремели волны. Они с большой силой ударяли в ходовую рубку. Люди на мостике насквозь промокли. Командир лодки капитан-лейтенант Вершинин приказал вахтенным одеться потеплее, а поверх одежды натянуть непромокаемые костюмы.   Среди льдов и штормов. Подводная лодка «Щ-311»     Один из ударов волн разбил иллюминаторы ограждения рубки. Осколки стекол повредили кожу на затылке вахтенного краснофлотца Буланова и поранили лицо командира лодки. Это были первые жертвы слепой стихии. Вскоре случилось новое происшествие: оборвало антенну. Это уже чрезвычайное событие. Лодка ни на…

5

Нет комментариев

Добавить комментарий