December 2, 2016

 

 

Обыватель, осведомленный о Зигмунде Фрейде и его роде деятельности лишь поверхностно, привык считать, что старина Фрейд только тем и занимался, что днями и часами общался с несчастными и неизлечимыми психами. По Фрейду, если внимательно рассмотреть описанные ниже случаи, в страданиях, расстройствах и прочих злоключениях всех психов — виноваты исключительно их отцы. Всех пациентов короля психоаналитики, конечно, подводить под этот общий знаменатель было бы неправильным, но после прочтения данной статьи, в которой описаны весьма занятные случаи из практики врача, невольно начинаешь задумываться… 

 

Зигмунд Фрейд и его практика: пять самых необычных случаев

 

Малыш Ганс, лошади, и соперничество с отцом

 

Зигмунд Фрейд и его практика: пять самых необычных случаев

 
Зигмунд Фрейд называл своего пациента Ганса «Малышом» исключительно из-за возраста – мальчику было пять лет, когда его отец впервые привел его на прием. Проблема заключалась в том, что малыш Ганс с самого детства панически боялся лошадей. Его семья жила недалеко от гостиницы, поэтому повозки и дилижансы, запряженные лошадьми, были для ребенка обычным зрелищем. Однажды на его глазах произошел несчастный случай, результатом которого стала гибель лошади. Проанализировав цепочку событий Фрейд пришел к выводу, что у мальчика эдипов комплекс, а его главный страх — лошадь с шорами на глазах и черной сбруей на морде – это олицетворение его отца с очками на глазах и черными усами.

 

Иными словами, Фрейд свел все страхи своего маленького пациента к его вожделению собственной матери и желанию избавиться от отца, как от самого главного соперника. Самое интересное – это не наложило ни единого отпечатка на психическое здоровье мальчика, и это при том, что «малыш Ганс» целых четырнадцать лет был пациентом Фрейда. Более того – позже он признавался, что совершенно не помнит ни своих страхов, связанных с лошадьми, ни всего того, о чем в раннем детстве говорил с психиатром.

 

Ланцер, крысы в ведрах — дело в ягодицах

 

Зигмунд Фрейд и его практика: пять самых необычных случаев

 
Эрнст Ланцер стал настоящей находкой для Фрейда: пациента преследовали навязчивые страхи параноидального характера, поэтому Зигмунд мог вовсю отрабатывать на нем все свои теории в области психоаналитики. Еще в детстве Ланцер прочитал о пытках, которые проводили над людьми с помощью крыс и ведер. Человека плотно сажали голой «пятой точкой» на ведро с крысами, а животные, будучи не в силах покинуть ведро, выбирались наружу через задний проход человека. Как такие пытки сказывались на психике крыс, науке неизвестно до сих пор – видимо, по той простой причине, что среди людей не находятся добровольцы для исследований и последующего написания диссертации. Но вот господину Ланцеру вдруг стало казаться, что его обязательно подвергнут таким пыткам! И его, и его воображаемую невесту, и даже отца.

 

На отце и заострил свое внимание Фрейд, вновь сведя все к эдиповому комплексу. Оказалось, что до пятилетнего возраста отец шлепал Ланцера в качестве наказания, тогда как молодая гувернантка разрешала ему трогать свои упругие обнаженные ягодицы – вероятно, в качестве утешения. Эрнст Ланцер был пациентом Фрейда довольно длительное время. Врач так прикипел к нему, что даже присылал ему различные открытки из дальних странствий.

 

Чистюля Ида Бауэр

 

Зигмунд Фрейд и его практика: пять самых необычных случаев

 
История Иды Бауэр – это целый сюжет для мыльной оперы! Сценаристы, записывайте под диктовку, производители моющих средств и прочего мыла – готовьтесь спонсировать очередной мексиканский или перуанский сериал! Итак… Ида родилась в семье, в которой мать отличалась нездоровой страстью к идеальной чистоте – страстью, усугубленной венерической болезнью, полученной от своего супруга, отца Иды.

 

Своими постоянными требованиями — соблюдать идеальную чистоту, мать доводила дочь до психозов, которые лечили электрошоком. Став взрослой Ида подверглась насилию со стороны отца детей, для которых была нанята в качестве гувернантки. Жена насильника оказалась любовницей отца Иды. Все эти факторы вместе вызвали очередные приступы истерики и даже попытки суицида. Вот тогда-то и взялся Фрейд за пациентку. Примечательно, что в это время он также лечил ее отца, причем именно от той венерической болезни, которая усугубила маниакальное пристрастие к чистоте у матери Иды.

 

Касательно девушки – проанализировав ее сновидения, Фрейд диагностировал подавленные проявления однополого влечения, в частности, влечения к отцовской любовнице. Возможно, если бы пациентка не прервала лечение, психиатр мог бы сделать массу новых открытий, но Ида, услыхав такие умозаключения, предпочла остаться истеричной и депрессивной особой, идя по стопам матери в плане мании чистоты, а также перекидываясь в картишки с отцовской любовницей, ставшей ей хорошей подругой после смерти матери.

 

Даниэль Пол Шребер: мужики не плачут, значит, буду женщиной

 

Зигмунд Фрейд и его практика: пять самых необычных случаев

 
Случай Даниэля Пола Шребера, немецкого судьи, был интересен для Фрейда особенно. Личное дело пациента психиатр вел, основываясь исключительно на его воспоминаниях из детства. Как выяснилось, у Даниэля был старший брат и весьма строгий отец (и тут все дело в отце!), который… запрещал своим детям плакать! Если ребенок не повиновался, отец лупил его до тех пор, пока рев и слезы не прекращались. Кроме того, оба брата с детства носили ортопедическую обувь, хотя медицинских показаний к этому не было – так отец приучал их к ровной и стройной осанке. Иными словами, братья воспитались в строгости и суровости, а любой проступок карался трепкой и голодом.

 

Неудивительно, что оба выросли с целым букетом психических расстройств, а старший и вовсе покончил с собой. Сам Даниэль явился к Фрейду, вообразив, что он не мужчина, а женщина, а внутри его тела копошатся тысячи маленьких человечков, которые производят изменение анатомии с мужской на женскую. Кроме того, жертва отцовского режима утверждала, что готовится стать родоначальником совершенно новой человеческой расы, зарождение которой должно произойти от непорочного зачатия.

 

Панкеев, волки и детские сновидения

 

Зигмунд Фрейд и его практика: пять самых необычных случаев

 
И еще один пример того, как Зигмунд Фрейд свел корень проблем пациента — к его отцу. Сергей Панкеев обратился к психиатру за помощью, жалуясь на постоянные депрессии. За основу для анализа состояния пациента Фрейд взял его детские сновидения. По словам Панкеева, он часто видел во сне одну и ту же картину: он — ребенок, подходит к окну спальни, распахивает окно и видит, как на него смотрят семеро больших белых волков.

 

Фрейд рассматривал образ волка из этих снов, как ключевое звено в проблеме расстройств пациента. Окно он интерпретировал как подавляемые сексуальные желания, в волках Фрейд рассмотрел отца пациента. Иными словами, Панкеев подсознательно хотел, чтобы отец овладел им. Помогло ли пациенту лечение Фрейда – сказать сложно, поскольку Панкеев в один прекрасный момент предпочел его прервать и обратиться за дальнейшим лечением к другому специалисту.. Однако же, для самого Фрейда это был ценный опыт, давший огромный толчок для дальнейшего исследования подавляемых сексуальных желаний и анализе сновидений из детства.

 

 

    Обыватель, осведомленный о Зигмунде Фрейде и его роде деятельности лишь поверхностно, привык считать, что старина Фрейд только тем и занимался, что днями и часами общался с несчастными и неизлечимыми психами. По Фрейду, если внимательно рассмотреть описанные ниже случаи, в страданиях, расстройствах и прочих злоключениях всех психов — виноваты исключительно их отцы. Всех пациентов короля психоаналитики, конечно, подводить под этот общий знаменатель было бы неправильным, но после прочтения данной статьи, в которой описаны весьма занятные случаи из практики врача, невольно начинаешь задумываться…    Зигмунд Фрейд и его практика: пять самых необычных случаев   Малыш Ганс, лошади, и соперничество с отцом     Зигмунд Фрейд называл своего пациента Ганса «Малышом» исключительно из-за возраста – мальчику было пять лет, когда его отец впервые привел его на прием. Проблема заключалась в том, что малыш Ганс с самого детства панически боялся лошадей. Его семья жила недалеко от гостиницы, поэтому повозки и дилижансы, запряженные лошадьми, были для ребенка обычным зрелищем. Однажды на его глазах произошел несчастный случай, результатом которого стала гибель лошади. Проанализировав цепочку…

5

Один комментарий

  • Ответить
    Irina
    07.09.2015

    Почти любые проблемы, можно объяснить при помощи каких-то пережитых в детстве травм и трагедий. Не спорю, может и есть правда в вышесказанном. Но зацикливаться на этом точно не стоит.

Добавить комментарий